Успешные клинические исследования. Поддержка государства. Приказ 100

Рождение идеи — явление яркое, нередко подобное вспышке света, но этой вспышке предшествует, как правило, длительное многократное напряжение мысли...
15 Февраля 2019

Профессор Филатов В.П., посвятивший более двадцати лет своей жизни кропотливой работе по подготовке и разработке операции по пересадке роговицы с использованием донорского материала, может, как не многие собравшиеся на это историческое заседание, понимал, что успех в проведении этой блистательной операции, которая вернула и будет возвращать счастье видеть мир многим и многим тысячам людей – это не только результат его работы и бессонных размышлений и поисков. Это результат героических трудов подготовительной работы многих выдающихся врачей, которые учили и воспитывали его еще студента, открывая ему новые и новые горизонты своим умом, знанием и благородством. Анатомию он изучал у проф. Д.Н. Зернова, физиологию — у великого И.М. Сеченова, внутренние болезни — у легендарных профессоров Г.А. Захарьина и А.А. Остроумова, офтальмологию — у своего незабвенного учителя профессора А.А. Крюкова. Они были не только блистательными и великими врачами, учеными, но и главное – учителями, умевшим отдавать свои знания и силы своим ученикам. Филатов как врач и исследователь был выпестован этой плеядой российских ученых. Научная среда Московского университета сформировала исследователя широких общебиологических подходов в медицине. И с какой бы клинической проблемой не сталкивался В.П. Филатов, усматривается ее системное комплексное решение.


Традиционный для российской медицины биологический подход позволил будущему академику в своих изысканиях выйти далеко за границы офтальмологии. Клинические и лабораторные наблюдения над судьбой пересаженной консервированной роговицы повлекли за собой ряд важных исследований, посвященных биологии изолированных переживающих тканей. Они свидетельствовали о том, что после изъятия из организма, при отсутствии притока извне питательных веществ и при пониженной температуре, необратимые изменения наступают не сразу. Какие-то сложные механизмы, поддерживающие жизнь, продолжают действовать. В переживающей ткани происходит накопление активных веществ, обладающих целебными свойствами. Эти наблюдения положили начало новому направлению в лечебной медицине — тканевой терапии с ее биогенными стимуляторами.


В 1933 г. в журнале «Вестник офтальмологии» В.П. Филатов публикует статью «Несколько соображений по поводу пересадки роговицы», в которой были приведены два случая успешной лечебной пересадки роговицы. Сам академик В.П. Филатов определил значение публикации и выступление в на собрании Общества офтальмологов Москвы как начало тканевой терапии.


Доклад академика Филатова, который исторически зафиксировал рождение тканевой терапии как направление в развитии медицины, слушал молодой врач Т.И. Ерошевский. Это событие перевернуло всю его жизнь. В своих воспоминаниях член-корреспондент АМН СССР Т.И. Ерошевский писал: «Доклад его был награжден бурной овацией аудитории. Владимир Петрович был незаурядным оратором. Помню, как каждое его слово врезалось нам в память. Его речь не была спокойным журчащим ручейком. Она была пронизана творческими дерзаниями, отражала призыв к борьбе со слепотой. Он говорил об успехах, которые дает пересадка роговицы, но он также предупреждал, что могут постигнуть неудачи, разочарования, которые подстерегают каждого офтальмолога.


Дерзать и настойчиво думать в заданном направлении — красной нитью проходило через его выступление».


Позднее, будучи ближе знакомым с академиком Филатовым, Ерошевскому довелось читать его ненапечатанные мемуары. Это интересная и поучительная рукопись Владимира Петровича. В ней академик спрашивает себя, зачем начал все это писать и отвечает: «Я полагаю, что мои ученики, узнавшие мои мечты и думы, связанные с проблемой пересадки роговицы, ознакомились с радостями и разочарованиями, с препятствиями и условиями, помогавшими мне, увидят, что пересадка роговицы прошла довольно тернистый путь, который мне приходилось расчищать с большим напряжением воли и мысли. Описание моего пути научит всех молодых последователей настойчивости, а описание моих неудач и ошибок избавит их от ложного и вредного представления о том, что достижения в области пересадки роговицы рождались в моей голове сами собой, как спелые плоды.


Рождение идеи — явление яркое, нередко подобное вспышке света, но этой вспышке предшествует, как правило, длительное многократное напряжение мысли, интеллекта и внимания, в результате чего создается эмоциональное поле, на котором и возникает новая идея, догадка».


И до конца жизни великий ученый был благодарен всем, кто помогал ему и кого он считал частью общего большого дела - тканевой терапии. Так, выступая на юбилейной научной конференции, посвященной 80-летию со дня его рождения, академик В.П. Филатов сказал дословно следующее: «Очень дорога мне память замечательного химика, академика И.Д. Зеленского, академика Н.Д. Стражеско и академика Н.Н. Насонова. Они поддерживали Тем не менее, метод тканевой терапии, открытый академиком Филатовым, и его наиболее эффективная часть - плацентарная терапия - не только предмет обсуждения на симпозиумах, съездах, конференциях врачей в Германии, Италии, Бельгии, Польше, Венгрии, Китае и Японии и других странах. Он находит самое широкое применение в различных областях медицины: терапии, хирургии, урологии, гинекологии, невропатологии, педиатрии, онкологии, ветеринарии во многих странах мира, даже в Саудовской Аравии.


Надо отметить, что тканевая терапия активно развивалась при жизни академика Филатова В.П.; была утверждена как новый биологический принцип лечения в медицине еще в 1938 году. Широко использовалась в госпиталях во время Великой Отечественной войны. Широко популяризировалась через массовые брошюры и издания общества «Знание». В 1951 году был издан Приказ № 100 Министерства здравоохранения СССР о повсеместном внедрении во всех лечебно-профилактические учреждениях Союза ССР. Эта короткая фраза говорит о многом, и прежде всего о том, что идея тканевой терапии при несомненном авторстве В.П. Филатова могла зародиться и развиться только в едином научном пространстве, которое в этнокультурном значении определяется как русский мир.


Медицинская
Корпорация RHANA

Леонтьевский переулок
дом 2а, строение 1
10:00—18:00
понедельник—пятница